Главная \ Пресса \ Статьи и интервью \ Алла Романовская / Таланты и … таланты. 2007

Алла Романовская / Таланты и … таланты. 2007

Андрей Денников и Максим Мишаев о куклах, физике и лирике

Этих артистов уже лет 10 называют молодыми. А что поделать, если совсем мальчишками на сцену вышли, да до сих пор кураж не растеряли. Поют все также звонко и хохочут заливисто. А ведь скоро уже второй десяток творческой деятельности разменяют. Последние 8 лет уж точно плечом к плечу на подмостках ГАЦТК им. Образцова. Последние 8 лет восторженная публика каждые выходные приходит наблюдать, как эти взрослые мужчины на сцене в куклы играют. И замирает сердце у зрителя и цветы в восхищении дарят. Таланты от поклонников не скроешь.

Заслуженный артист России – режиссер-постановщик Театра Кукол Андрей Денников свою труппу по крупицам собирал. И, как ювелир алмазы, каждого артиста огранке придавал. Максим Мишаев уже 10 лет под этой фрезой, и никаких жалоб.

Когда в далеком 97 один студент истрорико-филологического свой театр делал, другой студент в преподаватели физики готовился.

Максим: Мой брат тогда играл у Андрея в студии, рассказывал про театр кукол, и я давно хотел посмотреть, что это. В какой-то момент попросили на звуке посидеть, потому что у них не было нужного человека на спектакль, я и пришел.

Андрей: Занял собой все сценическое пространство и никак не мог вовремя музыку включить.

Максим: Это был ночной прогон. Единственная репетиция, сразу перед выступлением. Я еще тогда не успел сориентироваться.

Максим так и остался в команде Андрея. «Театре кукол Андрея Денникова» , так он позже стал называться, этот творческий союз молодых артистов, сокурсников или просто друзей Денникова.

Андрей: Мы именовались студией, хотя на самом деле считали себя настоящим театром. У нас уже и публика своя была. Но тогда я еще неукоснительно следовал учению С.В. Образцова, все спектакли были ширмовые. Однако, именно там родился один из первых наших спектаклей с планшетными куклами «Мифическая комедия» - наш «ответ Чемберлену» на «Божественную комедию». Одиссей в этой постановке сквозь все препятствия любовь вселенскую искал. Ее мы гротескно изобразили в виде плюшевого сердечка, купленного в переходе.

В тот же период появились и «Маленькие трагедии», сегодня уже настоящая классика, «Золотой фонд» театра Образцова. А ведь тогда это был моноспектакль Андрея. Потом, придя в театр им. С.В. Образцова, Максим стал профессиональным партнером Денникова в этом труднейшем спектакле. Потому что становление Максима как артиста происходило постепенно.

Андрей: Однажды я в перерыве между репетициями вошел в темный зрительный зал и увидел, как на ширме лежит белый волк и дышит. Есть у нас такое понятие: когда у артиста кукла в руках оживает и начинает, образно говоря, дышать. И этот Акела из «Маугли» «дышал». Я удивился, понял что кто-то за ширмой им управляет. Это был Максим. Вот тогда я понял, что в нем скрыт потенциал, который можно развивать.

Максим: Я на репетициях смотрел, как ребята с куклами работают, а потом решил и сам попробовать, пока никого не было. Но сложнее всего было на сцену перед зрителями выйти, когда появился «синтетический театр». Я очень стеснялся.

Конечно, развитие артиста – это колоссальный труд и преодоление себя. И Андрей, и Максим и сейчас продолжают работу над собой.

Максим: Я читаю много художественной литературы, это развивает воображение, фантазию, речь. Читаю вслух – так ярче представляются образы и слышишь интонацию, с которой обращаются друг к другу герои.

Андрей: Да, настоящая литература очень влияет на речь, улучшает ее. Часто артисты бывают косноязычными в жизни именно потому, что привыкли со сцены говорить заученный текст роли. Только редкие исключения, такие как, например, Майя Плисецкая, Галина Волчек могут четко и внятно высказывать свои мнения или идеи.

Максим: Я два раза поступал в театральные институты, но из-за большой загрузки в театре у меня не было возможности участвовать в сессиях. Поэтому приходилось уходить из института. Практика многому учит, да и Андрей – для меня самый лучший педагог. Он – мой учитель. Он научил меня всему, что я умею, и на каждой его репетиции я продолжаю у него учиться. Он наш режиссер, он же и наш цензор. Укажет на недостатки, даст необходимые рекомендации.

Для самого же Андрея тайн в театральном искусстве почти не осталось.

Андрей: Я Художник, а разве у Художника может быть цензура? Как режиссер, я могу увидеть ошибки во время видеозаписей своих работ и исправить их, и как режиссер я критик для себя - артиста. А вообще, я в своей области изучил все, что мог, прошел огромный путь проб и ошибок и не нуждаюсь в чьих-то советах. А профессиональных критиков сейчас, как таковых, нет. Высказывают только личное мнение. Какая же тут может быть объективность, если один любит одно, другой другое и каждый возмущается, почему в спектакле отсутствуют черты, присущие его любимому стилю. Ведь чтобы критиковать, надо вжиться в сознание режиссера, прочувствовать его вИдение, и тогда уже замечать ошибки, которые допустил постановщик, если изменил собственным художественным законам. А никто этого из так называемых критиков не делает, зато все авторитетно стремятся дать свою оценку. Тем не менее, обо всем говорит зритель, который все равно будет ходить на спектакль, только если ему будет нравиться.

Поэтому Андрей и творит, несмотря на все нападки критиков и журналистов. Творит то, чем потом восхищается публика, заполняя целые залы. Творит, не разделяя личную жизнь и творчество, хотя, по его словам, очень бы хотелось.

Андрей: Это уже специфика профессии. В какие-то моменты уходишь от действительности в «другой мир», начинаешь проигрывать в голове какие-то сцены, продумывать новые роли или корректировать старые. Даже когда в компании смешу народ каким-нибудь монологом в образе Плюшкина, кстати, самом моем любимом образе, то все равно получается, что я играю.

Максиму легче удается совмещать искусство и повседневность. И в силу некоторой прагматичности характера, ему, по мнению режиссера, больше удаются такие прозаические образы, как дон Хосе в «Кармен».

Максим: Хосе в этом спектакле - не кукла, потому что он поставлен в ситуацию, в которой сам должен выбрать свою дальнейшую судьбу, а кукла не может выбирать. Она находится в руках кукловода, который навязывает ей свою волю. Кармен находится во власти страстей, ею руководит Черный Тореодор, и у нее нет собственного выбора. Поэтому она – кукла.

Андрей: Заметьте, что она единственная, за кем не приходит Смерть. Потому что Кармен уже мертва изначально. Тем страшнее ее отношения с Хосе! Получается, что он влюблен в куклу и сам не понимает этого. Зато это осознает живая девушка Микаэла, которая пытается спасти своего жениха. Но у этого героя уже состоялся роман со Смертью.

Максим: Дон Хосе делает свой выбор и идет не по пути любви, любви к матери, любви к девушке, а по пути страсти, которая потом его и губит.

Другое дело дон Гуан в «Маленьких трагедиях». Очень тяжело проходит процесс пробуждения в несостоявшемся учителе физики лирика, а для этого образа, по словам Андрея, необходим именно полет и поэтичность. Поэтому справиться и сделать этот «набор тряпочек» «ожившей скульптурой», одушевленным героем, Максиму особенно сложно. Но он старается. Тем более, что эта роль была трудна даже для К.С. Станиславского.

А вот в творческих мечтах артист Мишаев играет на сцене злодея и душегуба. 


Палача из пьесы, название которой Максим не стал раскрывать. Вот такая вот физика. Однако даже в этом глубоко отрицательном персонаже нашлись светлые черты, которыми он оправдывает свою жестокость: верность государству, идее, собачья преданность своему повелителю. В обмен на откровенность Максим получил от Андрея обещание получить такую роль в будущем.

Время покажет, в насколько обозримом будущем, потому что в мечтах режиссера Денникова сейчас постановка спектакля о Нижинском. Возможность дать себе и зрителю погрузиться в мир балета занимает все мысли Андрея. Вот такая вот лирика.

Дела насущные также требуют своей доли внимания: не за горами премьера «Жизни собачьей», вовсю идет работа с оркестром «Онего» под управлением Геннадия Миронова, над программой, посвященной Великой Отечественной Войне.

В общем, даже дождливая осень и холодная зима не остужают того летнего запала, который был у артистов после отпуска.

Спектакли

Маленькие трагедии / 2000
Молодость короля Людовика XIV / 2001
Кот Васька и его друзья / 2001
Исповедь хулигана / 2002
Шутовская комедия о Тиле / 2002
Риголетто / 2003
Кармен! Моя Кармен! / 2004
Волшебная флейта / 2005
Бери шинель, пошли домой! / 2005

Адрес:
г. Москва